загранпаспорт детям




Olin

Новости

 

30.10.2012

Полудрагоценные камни – сырье для картин

Чего только не делают из драгоценных и полудрагоценных камней сегодня. Удивительно, но факт: А. Гусарева и А. Богаченко приспособились использовать вышеназванное сырье для создания настоящих картин и произведений искусства. То, что своим внешним видом напоминает огромный и в тоже время обыкновенный булыжник, в их руках превращается в нечто… Камень поражает своей неповторимой глубиной, ярким цветом. Он становится частью красивой композиции и украшением для нее. Чтобы создать подобное произведение искусства, мастера тратят уйму времени, а, порой, даже годы.

А. Гусарева и А. Богаченко – мастера с большой буквы и искусные художники. Они не используют в своих картинах масло или акварель. Они выкладывают картину из камня. Они работают в специальной мастерской, которая своим внутренним убранством напоминает комнату, в которой работают токари. В ней везде лежат камни самых разных размеров и видов. Часть из них представляет собой речные валуны, а другая – плиты. Самые маленькие – агаты. В мастерской есть станки, которые приспособлены для проведения шлифовки и распила. Кроме того, в ней есть столы, на которых проводятся основные работы. Сначала мастера работают с найденным полудрагоценным камнем, распиливая его на тонкие пластинки, толщина которых достигает всего 4 мм. После этого он пускает их в ход как пазлы, а потом отшлифовывает. То, что было обыкновенной пластинкой, превращается в нечто особенное, которое переливается в лучах света, становясь еще более яркой штучкой. Конечно, впоследствии с сырьем приходится поработать еще, добиваясь подгонки к другим частям картины, а также параллельно с этим полируя его.

Как девушке удается заниматься таким нелегким занятием? А. Гусарева – не новичок, а опытный профессионал. Ей нравится тяжелое каменное художество, а поэтому выкладыванием флорентийской мозаики она занимается почти одиннадцать лет. Она ворочает камни, ища «фактуру» и при этом испытывает азарт, сравнимый разве что с тем чувством, которое чувствует охотник на охоте.